Молчанов Виталий - Аксаковское

Номинации литературные
Поэзия
Фамилия
Молчанов
Имя
Виталий
Отчество
Митрофанович
Творческий псевдоним
нет
Страна
Россия
Город
Оренбург
Возрастная категория
Основная — от 25 лет и старше
Год
2022 - XII интернет-конкурс
Тур
1

***
Свечной наплыв растёт до потолка
Зубастой тенью — тучей с рваным краем.
Она глотает блики-облака,
Со шторами сливаясь, замирает.
И мнится, что над Знаменским дожди
Залили рожь крестьянскую на поле.
— Передохни, мой цветик, обожди.
Нет весточки ль какой из той юдоли,
Где вырос я, где мой остался дух
У Кудринской горы, Грачёвой рощи
И у пруда, где лебедей из рук
Кормил я хлебом? Крошишь милым, крошишь...
Могилы предков, храм — души приют,
Манят к себе, и бор зовёт с ружьишком.
По зале слуги резвые снуют,
Меняют свечи, будет передышка
Уставшей дочке — с раннего утра
Под запись ей отец диктует строки
Про красоту дворянского угла,
Про Оренбургский край, мечтой высокой
Наполнены сказанья старика
Полуслепого, взором чище неба.
Благая весть пришла издалека:
«Убрали рожь, крестьянам хватит хлеба».
И тучи растворился силуэт,
В глазах незрячих алый жар камина
Цветочком стал, его прекрасней нет
На детской полке между книг любимых.
И со страниц степной задул «Буран»,
И клюнул язь в «Записках об уженье».
Слетел, как с плуга грязь, былой обман,
Что только ссыльных в Оренбуржье тленье.
И распахнулся первозданный мир
Во всем богатстве недр, в обилье злаков.
К нам дверь открыл родной земли кумир —
Великий Зодчий русскости Аксаков!

Сосна

Наш краток век, и юности весна –
Лишь луч в обнимку с каплей дождевою.
Три сотни лет качает головою
В Аксаково великая сосна.

Примерив букли пенных облаков,
В зелёной шали – гордость всей усадьбы,
А у подножья вновь играют свадьбы
Под шелест лип и шепотки стихов.

Пусть лето нам взрослению сродни,
В могучих ветках – сок, несущий силы.
Сосне видны помещичьи могилы,
Она считает прожитые дни.

Недужный мальчик, спящий на траве,
В душистой смолке детские ладони.
«К стволу прижмётся – смерть его не тронет», –
Трубит незримый ангел в синеве.

Приходит осень – зрелой жизни час,
И покрывает золотом аллеи.
Гирлянды звёзд теперь горят бледнее,
Сквозь шторы игл в упор глядят на нас,

На краткий век… «Чем ваша жизнь красна?» –
Зима грозит кончиной ледяною.
«Тот мальчик был Аксаковым, не скрою», –
Ответит вместе с ветром ей сосна.

Озеро Любви

В камышах тихой заводи бродит неспешная птица,
Стебли гнутся, дрожат от касаний намоченных крыл.
Осветив шапки крон, солнце тяжко на землю садится,
За сентябрьский денёк растерявшее жар свой и пыл.

Обмелела река, в колесе обветшавшей плотины –
Только ржавчины язвы в сплетённых из тины бинтах,
Грустно липы скрипят, пасторальные меркнут картины,
Явью кажется навь, и реальность теряется в снах.

Поздно, глупая птица, искать расторопных лягушек,
Не поймать ни одной, в темноте хоть лови не лови…
Гаснут окна усадьбы в ресницах резных завитушек,
Лишь лебёдка-луна молча в озеро смотрит Любви.

Да седой человек, на мостке задержавшись покатом,
(Тень Аксакова, призрак в плаще старомодном до пят?),
Кормит хлебом из рук, вновь приплывших к нему как когда-то,
Стайку милых, мерцающих в небе чудных лебедят.