Кощеев Игорь - Что растёт на ёлке?

Номинации литературные
Проза
Фамилия
Кощеев
Имя
Игорь
Страна
Россия
Город
Магадан
Возрастная категория
Основная — от 25 лет и старше
Год
2022 - XII интернет-конкурс
Тур
2

Алёна торопилась.
На работе пришлось задержаться, и теперь она не укладывалась в составленный ею и Артуром график. До Нового года оставалось всего шесть часов, а на стол толком ничего не готово.
А ещё гости… Они позвали Мельниковых, так что надо успеть приготовить и сервировать уже на четверых.
Слава богу, салаты готовы ещё со вчерашнего вечера и, плотно оккупировав все полки холодильника, тесно жались друг к другу в ожидании заправки майонезом или маслом. Оставалась запечь маринованную в красном домашнем вине индейку. Нарезать буженину, сыр, колбасу. Фрукты, хлеб… Морс вчера сварить не успела – были все конфорки заняты, поэтому первым делом надо это сделать сейчас, чтобы успел остыть…
Отпарить Артуру рубашку и брюки…
Она остановилась перед дверью в подъезд. Руки заняты пакетами с продуктами, и тортом в пластиковом боксе. За электронным ключом лезть в сумку неудобно. Высвободив один палец, она набрала код на домофоне, подцепила дверную ручку и, проскользнув в просторное фойе подъезда, поспешила к лестничному пролёту.
Сигнал электронного замка на закрытие двери сработал за спиной несколько позже, чем должен был. Видимо, после неё в подъезд зашёл кто-то из соседей. Она остановилась возле первых ступенек лестничного марша и обернулась, чтобы поздороваться.
За ней зашёл Дед Мороз.
Алёна невольно улыбнулась.
Старец, призналась она сама себе, был весьма и весьма статный и колоритный. Не чета тем бюджетным и уценённым дедушкам, что мечутся между утренниками по домам культуры, да кукольным театрам, стараясь срубить деньжат на новогоднем чёсе. Иссиня прозрачный, словно действительно изо льда, посох, сверкающий голубой кафтан, покрытый, словно деревенское окошко, узорной изморозью. Ярко красный, отливающий рубином, парчовый мешок с золотой и серебряной вышивкой. Из этого же материала кушак, завязанный на два крупных узла на животе, да ослепительно белые валенки, мерцающие, словно первый снег при полной Луне. Гримёры так же постарались на славу: густая и пышная борода дедушки смотрелась, как родная.
Алёна невольно восхитилась профессиональным подходом самодеятельных аниматоров из праздничного агентства и попробовала прикинуть в уме, сколько может стоить заказ такого «упакованного» деда. Выходило явно не дёшево.
А ещё мелькнуло: «странно, но в их подъезде ни у кого из соседей нет маленьких детей».
– Дедушка, а вы в какую квартиру? – с интересом и даже с какой-то завистью спросила Алёна.
– В 44-ую, внучка, – ответил приближающийся старец.
– Забавно. Я из 44-ой… Только у нас детишек нет.
– Как же нет? – искренне удивился дедушка, остановившись рядом с Алёной. – А девочка Лена?
– Девочка Лена – это я. Но.., как бы поточнее сказать… Подросла я. Вы, либо адресом ошиблись, либо несколько припозднились со своим визитом. Лет так на …дцать.
– Загруженность, Леночка, загруженность… – излишне театрально вздохнул дед. – А с адресом я ещё ни разу не ошибался. Поверь. Но пробки нынче такие… Да ты и сама понимаешь.
Алёна не понимала. Ей надо было торопиться приготовить всё к визиту гостей, и она подумывала, как бы побыстрее избавиться от заплутавшего дедули.
– Слушайте, дедушка, не буду вас задерживать. Доставайте свой подарок, коль вы ко мне, и торопитесь к другим детишкам, чтобы не опоздать ещё лет эдак на десять-пятнадцать.
Дед пару раз качнул головой и как-то укоризненно посмотрел на неё.
– А табуретка ж где?
– Какая табуретка? – Алёна сначала даже несколько растерялась.
– На которую девочка Лена встанет и стишок расскажет.
– Какой ещё стишок? – ситуация Алёну начинала раздражать.
– Как какой? Без которого подарки на Новый год детишки не получают.
И тут Алёну осенило. Она вспомнила, как месяц назад поведала Артуру, что в детстве у неё никогда не было Нового года. И Дед Мороз ни разу не подложил для неё ни одного подарка под ёлку. Да и самой новогодней ёлки в их доме никогда не ставили.

Родители Алёны были людьми прагматичными и с самого детства ответственно сообщили дочери, что все россказни про Деда Мороза – пустые глупости и выдумки взрослых. На самом деле никакого Деда не существует, а подарки под ёлку детям подкидывают их родители.
– Лена, доченька, мы с папой не хотим обманывать тебя. Запомни: на самом деле нет никакого Деда Мороза. Как Бабы Яги, Кощея, Змея Горыныча… А подарки родители заранее покупают в магазине, прячут дома в такое место, где дети не смогут найти, а потом, в новогоднюю ночь просто подбрасывают их под ёлку! – твердила мама Алёне каждый Новый год, начиная с трёхлетнего возраста. – Если тебе что-то хочется, ты скажи нам с папой, мы просто сходим с тобой в «Детский Мир» и купим это.
И Алёна верила маме. Как можно не верить маме, когда тебе три года? Пять лет, восемь...
Она смотрела на кукол, на домики для Барби, найденные подружками в новогоднюю ночь под раскидистыми лапами домашних ёлок, щедро украшенных серебристым «дождиком» и мишурой, которыми те хвастались сначала в садике, а потом и в школе, и про себя думала, что она-то знает, что по-настоящему эти подарки куплены их мамами и папами и незаметно подложены под ёлку. А сказочного Деда Мороза не существует.
Но в десять лет, перед очередным Новым годом, она поверила в сказку. Поверила, что Дед Мороз действительно живёт где-то на Северном полюсе, перед праздником читает письма с детскими желаниями, а в новогоднюю ночь садится в оленью упряжку, проносится над городами и дарит послушным детям подарки.
Все друзья и подружки Алёны уже давно перестали верить в Дедушку, разоблачив своих родителей в тайном подкидывании подарков.
А она вот поверила!
Даже не смотря на то, что позиция родителей по факту существования этого персонажа не изменилась ни на йоту.
И она в десять лет впервые написала Дедушке письмо. С самым большим желанием в своей жизни. С самым большим-пребольшим!
Училась она хорошо – всего одна четвёрка в полугодии, вела себя в школе – тоже, дома родителей слушалась.
У Деда Мороза не было никаких оснований игнорировать её желание и отказать ей в подарке. Тем более, раньше она дедушку своими капризами не донимала. Алёна искренне поверила в свои девичьи представления о маленьком счастье для маленькой девочки.
Ёлки дома в этот Новый год, как, впрочем, и в любой другой из предыдущих, не было. Поэтому 1-го января, проснувшись раньше всех, она пулей выскочила из постели и, приземлившись на коленки, первым делом заглянула под свою кровать. Кроме пыли и папиной двухпудовой гири, с которой он когда-то занимался зарядкой, под кроватью она ничего не обнаружила.
Ладно, может быть, Дед Мороз подложил подарок в какое-то другое место?
Она обыскала все укромные места в квартире. Дважды. Даже за помойным ведром проверила. Подарка нигде не было…

И вот где-то с месяц назад она рассказала Артуру этот факт из своего детства.
– Как, у тебя никогда не было подарка под ёлкой? И к тебе в детстве никогда не приходил Дед Мороз?
Артур искренне удивлялся положительному ответу на каждый свой вопрос.
– Я обязательно доложу об этом возмутительном факте в своём письме Дедушке! – то ли шутя, то ли всерьёз подытожил тему Артур и заговорщицки подмигнул.

Наверное, он решил преподнести сюрприз и заказал для неё в каком-то агентстве визит Деда Мороза, решила Алёна. Что ж, это очень мило, но как-то поздновато и совсем не вовремя. Но отказаться от этого знака внимания со стороны своего молодого человека было бы просто некрасиво. Да и Артур сейчас дома и наверняка у них с Дедом заготовлен какой-то сценарий, чтобы поднять ей настроение.
– Ладно, пойдёмте, – заключила Алёна и стала подниматься по лестнице.
На лестничной площадке третьего этажа Алёна остановилась перед входной дверью в квартиру и нажала на кнопку звонка. Но с той стороны двери никто не спешил впускать их внутрь.
Ну, Артур, давай шевелись. Времени в обрез.
Алёна позвонила ещё раз. Ничего.
Она поставила пакеты на пол, достала из сумки ключ…
Света в коридоре не было. Странно, Артур должен был уже быть дома, они созванивались час назад. Алёна замешкалась, приглашать ли в дом незнакомого мужчину, когда в квартире больше никого нет.
– Заходите, – всё же решила она и вошла первой. Включила свет и придержала входную дверь. – Вам же не долго?
Дед Мороз сделал шаг прихожую и приставил посох к стенке. Хрустальные грани посоха от яркого света переливались всеми цветами радуги.
– Нет, внучка, не долго.
– Отлично! – Алёна, не разуваясь, прошла на кухню, оставила там пакеты с продуктами и вернулась в прихожую. – Сейчас дам тапочки.
– Спасибо, милая, я не наслежу, ты не переживай, – сказал Дед и слегка распахнул полы своего кафтана.
На белоснежных валенках не было видно ни одной пылинки.
Алёна удивилась: тротуар по всему городу был обильно сдобрен песком. Это как же надо умудряться ходить по улицам? Летать, разве…
Пожала плечами:
– Ладно. Проходите в комнату. С чего начнём?
Дедушка не торопясь прошёл в гостиную и, опустив мешок на пол, сел на стул рядом с ёлкой.
Зазвонил сотовый, выложенный вместе с пакетами на кухне.
– Извините, я на секунду, – сказала Алёна и юркнула на кухню, прикрыв за собой дверь.
Звонил Артур.
– Да. Уже дома… Минут пять. Сейчас, с дедушкой разберусь и сразу займусь… Нет, не с моим. С твоим… В смысле, с каким «твоим дедушкой»? С Морозом… Которого ты заказал… Как не заказывал? А кто заказывал?.. Он на входе в подъезд меня перехватил, сказал, что к нам… Он имя моё назвал… Какие документы?.. Ты через сколько будешь?.. Что? Телефон садится? Алло!.. Алло…
Алёну трясло. Она не знала, как поступить. Зайти в комнату, где находился какой-то посторонний мужчина, обманом проникший в квартиру и попытаться как-то выпроводить лже-деда или тянуть время на кухне, изображая разговор с Артуром?
Она открыла дверь.
Дед Мороз сидел на стуле возле ёлки ровно в той же позе, в которой она его оставила перед выходом.
Посох в прихожей всё так же сиял и переливался, валенки мерцали и переливались звёздным небом, а у ног лежал красный парчовый мешок.
Хорошая маскировка: дед был очень похож на настоящего. Точнее – сказочного. Может, всё же, просто ошибся адресом? Не дом 8, как у неё, а 8 «а», например. Алёна не знала, дублируется ли номер их дома литерой.
– Дедушка, скажите, у вас документы с собой? Паспорт там, права… Пенсионное, на худой конец.
– Какие документы, внучка?.. Усы, посох и борода – мои документы, – усмехнулся лже-дед в эту самую бороду. – Смотрела мультик такой?
Алёна набрала воздуха, задержала на пару секунд дыхание и резко выдохнула:
– Простите меня, но… Вы не могли бы уйти?
Алёна не знала, как лже-дед среагирует на полу-требование, полу-просьбу, поэтому внутренне сжалась пружиной, готовой мгновенно среагировать на самое нежданное развитие событий.
– Ты прогоняешь меня? – искренне удивился тот. – А как же подарок?
– Спасибо, дедушка. Не нужно мне подарков. Обойдусь. Я девочка большая, сама себе могу всё купить.
– Жаль, – было похоже, что дед действительно просто как-то по-житейски расстроен. – Очень жаль… Ну да ладно, пусть будет по-твоему.
Он встал со стула и пошёл в прихожую. Взял посох, глубоко вздохнул, открыл входную дверь, вышел на лестничную площадку и развернулся к Алёне:
– С Новым годом, девочка Лена!
После того, как захлопнулась дверь, Алёна через мгновение уже проворачивала замки и шпингалеты на все обороты до упора. Облокотившись на дверь спиной, и мысленно благодаря всех богов на свете за такой исход, она, опустив взгляд, заметила на полу в том районе, где стоял посох, лужицу воды.
Странно, – подумалось ей, – неужели столько снега налипло, что с него так набежало? Но развить мысль она не успела.
Со стороны лестничной площадки на дверь обрушился такой град ударов, словно в неё решили разрядить новогодний салют разом. В замочной скважине с внешней стороны кто-то торопливо и нервно проворачивал ключ, пытаясь отпереть замок. Алёна прильнула к дверному глазку. По ту сторону двери, не прекращая колошматить по ней, стоял Артур.
– Где этот урод? – Артур вихрем влетел в квартиру.
– Ушёл только что. Вот только-только, – Алёна была уверена, если лже-дед не поднялся на этаж выше, прячась от летящего вверх по лестничным пролётам взбешённого Артура, то они не могли не столкнуться. – Вы должны были пересечься на лестнице.
– Не было никого. Смылся, гад! Надо в полицию звонить!
– За 6 часов до Нового года? Не надо. Давай уже готовиться начнём. Совсем времени не осталось. Не такой, в конце концов, он и страшный был.

А она взяла и всё успела. Даже сама удивилась.
Готовилось легко и быстро, словно её рукам помогал кто-то невидимый, а в спину легонько дул новогодний бриз. Артур, вплоть до прихода Мельниковых, ещё что-то бухтел про маньяка, шастающего по городу в костюме Деда Мороза. Но она пропускала это мимо ушей.
Мельниковы принесли с собой какие-то невзрачные, а, как выяснилось впоследствии, и невкусные салаты и замаскированные в пакетах дешёвенькие подарки.
За полчаса до Нового года все по очереди «спрятали» приготовленные подарки под ёлкой, накрыв их сверху мишурой и дождиком. Сначала прятал Артур. Даже обёрнутый праздничной бумагой Алёна угадала в нём графический планшет. Это подняло настроение, и оставшееся до полуночи время, она представляла, как длинные выходные будет рисовать, рисовать, рисовать.
Мельниковы нахваливали её кулинарные способности, и давали Артуру банальные наставления в том, что таких, как Алёна, нужно лелеять и беречь, как зеницу ока.
Да! Именно. Она и сама была довольна собой. Праздничный ужин был маленьким шедевром, сотворённым ею сегодня. Точнее, уже в прошлом году.
Разошлись под утро. Артур тут же упал на кровать и со словами «Не будить, не кантовать, при пожаре выносить первым», моментально погрузился в царство Морфея. Алёна совершенно не чувствовала усталости. Спать не хотелось, и она решила убрать со стола. Проходя с салатницей из-под оливье мимо ёлки, она заметила, что мишура под ней как-то странно топорщится.
Алёна присела на корточки, поставила салатницу рядом и приподняла край блестящей мишуры. Под ней обнаружилась перевязанная розовым бантом голубая коробка.
Алёна была уверена… Нет, она точно знала, что раньше здесь её не было. Мельниковы спрятали ещё один подарок, пока она выходила на кухню за индейкой? Или Артур решил удивить её? Алёна взяла коробку в руки, сдвинула лямки банта с углов и аккуратно открыла её.
Внутри коробки она увидела инкрустированную серебром крышку шкатулки красного дерева.
У Алёны перехватило дыхание. Она знала, что это за шкатулка.

Тогда, в десять лет, точно такую же она увидела в каком-то рождественском фильме, название которого она не запомнила. Шкатулку в фильме подарили маленькой девочке, и каждый вечер перед сном эта девочка открывала её, заводила ключиком механизм, ставила на тумбочку рядом с кроватью и засыпала под волшебную музыку, доносившуюся откуда-то из далёких-далёких недр волшебной шкатулки.
Белой завистью Алёна завидовала девочке из того фильма. Она понимала, что в «Детском Мире» такую не купишь, поэтому родителей просить о таком подарке было бесполезно.
Именно тогда ей по-детски пронзительно захотелось, чтобы Дедушка Мороз не был выдумкой взрослых. Именно тогда она всем своим наивным детским сердечком поверила в него. Именно тогда, в глубочайшем подполье, ночью, под одеялом, подсвечивая себе папиным фонариком, она впервые написала ему письмо. С утра специально вышла в школу на пять минут раньше, чем обычно, чтобы успеть добежать до почтового отделения и, встав на цыпочки, просунуть конверт со своим желанием в узкую щель синего почтового ящика.
Но утром 1-го января никакого подарка не оказалось.
Она не отчаялась. Может быть, её письмо не попало к Дедушке? Может быть, его потерял рассеянный почтальон? Может быть, Дед Мороз в этот год не смог найти эту волшебную шкатулку? Она готова подождать год...
Перед каждым Новым годом, вплоть до окончания школы, она продолжала писать ему письма, умаляя подарить ей заветную шкатулку. И только в последний школьный год она поняла, что никогда его не получит.
В выпускном классе, в седьмой раз не обнаружив утром 1-го января загаданного Деду Морозу подарка, она, уткнувшись в подушку, плакала на своей постели, словно маленькая трёхлетняя девочка, когда родители ей впервые объявили, что чудес не бывает. Она поняла, что дальше писать письма не имеет смысла. Её дважды лишили сказки. Сначала родители, заявившие ребёнку, что Деда Мороза не существует. А теперь и сам Дед.
Став взрослой, она много раз уже самостоятельно искала такую же, или хотя бы похожую. Сколько сувенирных магазинов, лавок, лавочек она обошла. Сколько сайтов с подарками пересмотрела… Ничего из встреченного и увиденного даже близко не походило на тот волшебный образ, отпечатавшийся в памяти десятилетней девочки. И фильм тот найти она тоже не смогла: название его она так и не вспомнила, а сюжет помнился настолько смутно, что пересказ его знакомым и не знакомым не помогал. Никто не мог понять, о каком кино речь.

Алёна бережно достала шкатулку из коробки и, держа её в руках, медленно откинула крышку. В центре шкатулки была фигурка маленькой балерины с опущенными к бёдрам руками и склонившей к правому плечу головку.
Алёна завела механизм ключиком, лежавшим на дне коробки.
Заиграла музыка. Какая-то, сначала нежная, затем набирающая силы духовая партия. Вальс. Откуда духовые в этом механизме? Алёне казался он таким знакомым, но вспомнить его она никак не могла.
Балерина ожила: приподняла и слегка повернула головку, посмотрела на Алёну, затем подняла ручки, сцепив их над головой, встала на носочки и начала медленно кружиться под волшебные звуки вальса.
Алёна сидела на полу, завороженно наблюдая за маленькой танцовщицей.
– Ты что там уселась, нашла что? – прилетел со стороны кровати вопрос Артура.
Алёна ему ничего не ответила.
Она аккуратно, стараясь производить как можно меньше звуков, поставила шкатулку на стул, на котором десять часов назад сидел Дед Мороз. На цыпочках вышла на кухню и через несколько секунд вернулась с табуреткой в руке. Поставив табуретку рядом с ёлкой, она с какой-то необычайной для себя самой лёгкостью, взобралась на неё. Кинула взгляд на маленькую танцующую балерину, набрала в лёгкие воздуха, так, что даже немного закружилась голова, и начала шёпотом, но с выражением:

– Что растёт на ёлке?
Шишки да иголки.
Разноцветные шары
Не растут на ёлке.

Выразительно, хоть и шёпотом, Алёна декламировала стихи, которые когда-то давным-давно учили всей группой в детском саду. Ни разу в жизни с тех пор она их никому не рассказывала, даже себе. Даже про себя. Никогда не вспоминала, не повторяла.
Но оказывается, она помнила их всю свою жизнь.
Помнила, как в пять лет мечтала быть русалочкой Ариэль на новогоднем утреннике, но боялась говорить об этом маме, чтобы не расстроить её…

– Не растут на елке
Пряники и флаги…
Не растут орехи
В золотой бумаге.
Эти флаги и шары
Выросли сегодня
Для российской детворы
В праздник новогодний…

Алёна читала с таким воодушевлением и усердием, словно старалась вложить далёкие и забытые эмоции за все те стихи, что не были рассказаны ею когда-то давным-давно.
Сегодня и у неё появился кусочек новогоднего детства…