Одинцова Ольга - Степная костровая

Номинации литературные
Проза
Фамилия
Одинцова
Имя
Ольга
Отчество
Игоревна
Творческий псевдоним
-
Страна
Россия
Город
Москва
Возрастная категория
Молодёжно-студенческая — до 25
ВУЗ
Российский университет транспорта (МИИТ)
Год
2023 - XIII интернет-конкурс
Тур
1

Вечерняя костровая в крымской степи. Вокруг огня собралась небольшая группа ребят, которые приехали на молодёжный творческий фестиваль из разных уголков России. Последний день смены перед церемонией закрытия.
– Вы про Ырку слышали? – москвич Вася, третьекурсник Гнесинки, подкидывал угольки в костёр при помощи найденной неподалёку деревяшки. Разлетались искры. Чёрные куски угля, словно пылающие жаром метеориты, покрывались жёлтыми и ярко-оранжевыми жилами, затем краснели, чуть затухая и испуская густые струйки дыма.
Все помотали головой.
– Про Ирку? Какую Ирку? – засмеялся Рома, студент Астраханской консерватории.
– Да не Ирку, а Ы-ырку! Это из славянской мифологии зверь такой непонятный. Я про него в детстве в «Мурзилке» вычитал, до сих пор забыть не могу, – даже иллюстрацию помню на целый разворот. Будто чёрный человек с жёлтыми, как фонари, глазами, – жуть! Переворачиваешь страницу и тут же за сердце хватаешься! – рассмеялся Вася. – Я, чтобы легенду прочитать, ладонью этот рисунок закрывал, чтобы лишний раз психику не травмировать. А то потом едва глаза закроешь – и эти жёлтые фонари тут же всплывают в памяти.
– И что же это за Ырка? Никогда не слышал, – присоединился к беседе Саян, парень из Якутии. Он прервал свою гипнотизирующую игру на хомусе, национальном якутском инструменте с необычным звуком. Их народный ансамбль выступал на открытии фестиваля. Ребята якуты азартно знакомились со всеми и так же стремительно становились душой любой компании, веселили всех шутками и широкими улыбками. Прежде Вася думал, что якуты должны обладать суровым характером, однако они, наоборот, оказались открытыми и искренними ребятами, с которыми он быстрее всех подружился. Его завораживали их рассказы про Якутию, особенно про их холода: он с трудом представлял себе минус шестьдесят градусов. Да что там шестьдесят, – порой и в редкие для Москвы минус тридцать не знаешь, как дождаться автобус на остановке! А они так легко, непринуждённо, с улыбкой рассказывали о «непогоде», что грех было жаловаться на столичные холода.
– Так вот, слушайте. Ырка – это неупокоенная душа или демон, в которого превращается человек, покончивший с собой. Это существо блуждает по ночам в полях и стремительно и бесшумно подбирается к тем, кто идёт через это самое поле в одиночку. В общем, если чувствуете на себе чей-то пристальный взгляд ночью, или слышите в поле, будто знакомый голос вас зовёт по имени, ни в коем случае нельзя откликаться, – Вася выдержал эффектную паузу, услышав гул среди слушателей, и продолжил, как только восстановилась тишина: – Ырка умеет голос менять и изображать знакомых и родных людей. Да, ещё у него глаза светятся и гипнотическое свойство имеют… потому и оборачиваться-то нельзя на его голос. А человека, которого он себе присмотрел, Ырка так сбивает с пути и кружит, что дорога до дома становится бесконечной, заставляя человека плутать до самого утра…
– Жуть какая, у меня мурашки по спине побежали! – воскликнула красивая темноволосая девочка с необычным именем Айса. Она приехала на фестиваль из Калмыкии, и многие новые её друзья интересовались, что же означает её имя. В ответ она доставала свою домбру и отвечала, расплываясь в добродушной улыбке: «Мелодия!» Васе она понравилась с первой же встречи.
– И какое средство от него есть? – усмехаясь, спросил Рома. По его тону было слышно, что он не верил в эту легенду. Или только делал вид.
– Ну, на нас он бы сейчас не стал нападать – огня боится. Говорят, что Ырка особенно свирепствует в ночь на Ивана Купала, потому наши предки и разводили костры с наступлением темноты, чтобы нечисть всякая близко не подходила, – серьёзно ответил Вася.
– Ой, да это что… вот слушайте, что я сейчас расскажу. Правда, мне кажется, что это отец всё придумал, но это, как говорится, на ваш суд останется. Поехал он как-то по работе в степь... года три назад это было. Мы-то в городе живём, почти в самом центре Астрахани, а он поехал в глухую деревушку. Хозяин маленького домишки, дремучий дед, подготовил ему местечко сразу для сна, да и сам тут же спать лёг. А отец мой пачку сигарет взял и вышел на крылечко перед сном подышать. Красота кругом, значит, свобода, ширь, Луна всё освещает. До города далеко, тишина, благодать... как вдруг, говорит, аж закашлялся: смотрит, а поодаль фигура бредёт по степи. Кому в голову придёт ночью да через степь идти? Там местные-то не ходят лишний раз.
Ребята замерли, костёр отражался в их лицах всполохами оранжевого пламени. Каждый боялся шелохнуться и пропустить хоть слово.
– Ну, и кто там был? Не томи! – воскликнула взволнованная Айса, прижав к груди домбру от страха.
– Я же и рассказываю! Присмотрелся он, а там будто бы человек – высоченный такой. Да не просто человек, а странный какой-то. Голова вытянутая, на бёдрах юбка будто, не то просто куском рваной ткани обёрнут. И движется в сторону их дома. Медленно так, как лодка плывёт. Отец от шока сигарету зажевал, сам не заметил, как! Остолбенел. Когда уже фигура эта подошла так близко, что он смог разглядеть её длиннющие пальцы...
Все слушатели охнули и переглянулись.
– …в общем, побежал он в дом, деда разбудил. Тот переполошился, ружьё откуда-то из-под подушки достал да на крыльцо выскочил и как начал пулять! А фигура эта ручищи-то свои подняла, мол, «стой, не стреляй». Дед-то разок прямо в фигуру эту и попал, а она в воздухе растворилась, как не было. Отец мой на следующее утро начальству звонил и просил за ним прислать машину. Хурды-мурды собрал, так и уехал. Сказал, больше в степь в командировку не поедет.
Все посмеялись над словосочетанием, которое употребил Рома, но перебивать его не стали, и так поняли, что речь идёт о вещах отца. Вася записал это выражение в свой блокнот и потом ещё неделю в его голове крутилось забавное «хурды-мурды». За время фестиваля Васин словарный запас пополнился значительно – он собирал интересные выражения и фразы разных народностей, с которыми встречался здесь.
Мистическая история Ромы поразила всех – услышать её от парня, который отличался скепсисом – дорогого стоило, и это понимали все.
– Какой ужас... – прозвучал в очередной раз тонкий голосок миниатюрной девушки.
– Да ладно, я думаю, это отец всё придумал. Не может такого быть, – ободряюще кивнул Рома в сторону Айсы, чтобы та не боялась так сильно.
– Нет, Рома, я слышала про такое, каждая легенда рождается не из пустого звука, а в степях случается всякое… уж я-то знаю, – покачала головой девушка.
Все снова напряглись. Дровишки потрескивали в костре.
– Про астраханские степи-то тоже легенды есть, будто бродит в них девушка, приходит к людям, просится за детьми присмотреть, а сама потом оборачивается свиньёй и убивает их. Ерунда всякая, в общем.
– Что ты говоришь… А вдруг это она тогда и была? – воскликнула Айса, подорвавшись с места.
– Где?
– Ты же рассказывал, про отца, что он фигуру видел ночью в степи, не то в ткани, не то в юбке. Значит женщина? Или девушка…
– Ага, конечно! А ещё говорят, можно вздохи из-под земли услышать и голоса людей сгинувших, а трава там плохо растёт, потому что вытоптана ведьмами на шабашах, – съязвил Рома. – Ну я же в это не поверю никогда и ни за что! К слову, я и сам как-то был у нас в степи. Девушек никаких не видел, да и голосов из-под земли никаких не слышал. Так что ерунда это всё…
– Быть может, ты не прислушивался к ним, друг? – вернулся к разговору Саян, вновь сделав паузу в игре на хомусе. Он был серьёзен, но на Рому отчего-то даже не взглянул – Вася заметил это. Якут был совершенно спокоен и сосредоточен – настоящий Саян. Он загадочно смотрел вдаль, держа в ладони резной музыкальный инструмент на уровне подбородка, чтобы вновь продолжить игру. Звук хомуса действовал гипнотически и завораживающе.
Повисло неловкое молчание. Рома лишь недовольно хмыкнул в ответ.
– О наших калмыцких степях тоже много легенд слагают, – заговорила Айса, – и у меня история была одна, я её на всю жизнь запомнила.
– Ну-ка, расскажи, интересно! – Вася приготовился слушать и вооружился блокнотом и ручкой.
Ребята услышали за собой быстрые шаги и от неожиданности подпрыгнули.
– Всем привет, кого ещё не видел. Что пугливые такие? О чём у вас тут гутор?
– Привет! – улыбнулся Вася, торопливо поднялся с земли и поздоровался за руку с высоким рыжеватым парнем. Остальные также кивнули и поприветствовали улыбками нового собеседника. Это был Пётр, но на фестивале все звали его Петро. Он донской казак, на фестиваль приехал в составе казачьего хора, участники которого не только пели, но и шашками нехило орудовали. Вася отлистал блокнот на две страницы назад и увидел слово, которое хотел вспомнить: «фланкировка» называется, точно! Донец Петро стал любимчиком всех девчонок на фестивале. «Ещё бы, с такими длиннющими ресницами и жгучими глазами с лукавинкой!» – как выразилась однокурсница Васи, увидев казака на церемонии открытия. Вот и он им восхищался, в тайне мечтая быть на него похожим: уметь обращаться с шашкой, лихо ездить верхом на коне, да не просто, а с джигитовкой, чтобы платочки красивых барышень на скаку с земли поднимать и все восхищались и воздыхали... Впрочем, Петро пообещал Васе научить его парочке трюков с шашкой.
– У нас тут всякие страшные истории, присоединяйся. Айса, продолжай!
– Хорошо! – кивнула девушка, с интересом глядя на донца, который устраивался поудобнее у костра. – Так вот, это было в детстве. Мы с младшим братом решили пойти поиграть к нашему другу, он жил неподалёку, метрах в сорока от нашего дома. А был уж вечер. И увидели мы в степи огоньки… как заворожённые, пошли на них. А огоньки блуждают, светятся, будто играют с нами, зовут к себе. В итоге ушли мы достаточно далеко от дома, ночь наступила, а огоньки и пропали. Бледный свет луны только степь освещает. Вдруг видим – откуда ни возьмись девушка на лошади мчится, в народном калмыцком одеянии. Около нас остановилась и заговорила уже не помню, о чём именно, но мы ей рассказали, что потерялись. А красивая какая она была, ну просто царица!
Вася улыбнулся, щёки немного вспыхнули румянцем. Глядя на Айсу, он мог и про её красоту сказать – царица! И продолжал заворожённо её слушать.
– Мы с братом смотрели на неё, как под гипнозом. Вдруг братец мой заплакал, как будто почуял что-то неладное. Я его руками притянула к себе, обняла и сама же заплакала от накатившего страха. Сказала, что не боюсь никого, а сама разревелась, растерялась… И тут – слышу! Топот копыт и мужские оклики. Лошадь перед нами на дыбы встала, а девушка каким-то нечеловеческим голосом кричать начала. Я даже не разобрала, что. Она умчалась и исчезла, а мужчины те верхом на лошадях – отцы, наш и нашего друга, искали нас. Досталось же нам потом…
– А что это за девушка была?
– Шулма, – опустила голову Айса.
– Что это значит? – напрягся Вася.
– «Ведьма», «колдунья» по-русски. Есть ещё шулмус.
– А это ещё кто? – усмехнулся Рома, который всё ещё делал вид, что ему ничего не страшно.
– Демон, злой дух. Он тоже в степях людей водит. Если интересно, могу ещё одну историю рассказать…
– Ну конечно! – воскликнул Вася. Он мог слушать Айсу бесконечно. Что-то было в ней магическое, притягивающее, манкое. Как те загадочные блуждающие огоньки в степи, за которыми хочется идти сломя голову, напрочь забыв обо всём.
– Эту историю мне брат рассказал, пару лет назад они с друзьями вечером в посёлке после празднования дня рождения одного из парней отправились погулять в степь…
– М-да, ничего лучше не придумали, чем пойти погулять в степь поздним вечером! Прекрасно! – воскликнул Рома и скрестил руки на груди.
– Тише ты, дай послушать! – пихнул локтем в бок сварливого соседа по костровой Вася.
– Парни, что с них возьмёшь. Я бы не пошла уже после того случая, что с нами случился, но он маленький был и, наверное, уже не помнит, – продолжила Айса. – Так вот, идут они по степи, музыку на мобильных телефонах включили, болтают себе. Раздаётся свист. Ребята остановились как вкопанные. Выключили музыку, прислушались. Снова этот залихватский свист по степи раздался! Напугались, но пошли на звук – посмотреть, кто же там. Парни-то взрослые уже, в сказочки не верят, а всё самим надо проверить! Идут, видят тени людей вдали, у местного пляжа. Пошли к ним ближе. Свист снова с пляжа раздался. Пришли – там никого. Тогда кто-то из их компании сказал, что это шулма, так они бросились бежать оттуда. Бегут, а дом ближе не становится. Это как происходит: кажется, что добрался до посёлка, а оказываешься в том же месте, откуда бежал, будто бежишь на одном и том же месте, не сдвигаясь. Страшно это. Домой добрались под утро, грязные, испуганные. Родителям ничего не рассказали, конечно. Только со мной поделились, да и то, когда я заставила.
– Жуть какая! Айса, а как от этого спастись можно? Ну так, чтобы знать, на будущее…
– Эжжа говорит, молитву читать надо, а кто-то говорит, хлыст от кнута помогает.
– Извини, что перебиваю, что означает «эжжа»?
– Бабушка по-русски.
Вася кивнул и записал новое слово в блокнот.
– Про огоньки всё правда и про то, как чёрт в степи водит, – поддержал разговор Петро. – Идёшь по степи, видишь дерево, думаешь, оно рядом, направишься к нему напрямую, а оно – раз! – и влево ушло, идёшь налево за ним, – а оно будто ещё меньше стало. Так будто и топчешься на месте, а оно от тебя убегает.
Рома прыснул, не поверив.
– Я правду говорю, – нахмурился казак, – от этого животного страха только молитвой спасёшься, когда поймёшь, что потихоньку сходишь с ума и не можешь даже дорогу домой найти.
Айса кивнула:
– Мой дедушка, до глубокой старости пас стадо овец, и с собой меня брал иногда. Видим, один ягнёнок отбился, идёт позади всех. Дед стал пересчитывать наших овец, да и я пересчитала – все на месте. Дед и говорит на того ягнёнка – это шулмус. Я испугалась… в первый раз с нечистой встретилась, не знала, что делать. Но отчего-то сразу молиться начала, и ягнёнок тот исчез, а мы всех своих пригнали обратно. Так что Петро прав. Я это на своём опыте знаю, мне доказательств не требуется...
Молодые люди засиделись у костра допоздна, стало холодать и подул ветер. Айса укуталась в шаль. Луна была уже посередине небосвода, и ребята собирались возвращаться в свои палатки. Саян всё ещё сидел и медитировал у огня с хомусом. Казалось, что в этот момент он находился не с ними, а уносился в какую-то другую реальность, полную безмятежности и созерцания.
– Ребят… – чуть слышно позвал Вася, когда поднялся и посмотрел вдаль.
– Что ты там увидел? – подошёл к нему Петро и посмотрел туда же, куда и его друг.
– Посмотрите… там парень какой-то идёт…
По степи шёл худощавый силуэт.
– Да нормально всё, это, наверное, кто-то из наших заплутал, – заверил всех Рома, и крикнул в степь: – Эй, парень, ты потерялся? Мы здесь, иди сюда, к нам!
– А что у него за спиной? Я вижу какой-то музыкальный инструмент, или мне кажется? – прищурился Петро.
– Да, это похоже на саз, – подтвердила Айса.
– Я же говорю, наш участник потерялся. Э-гей, иди сюда скорей! – крикнул Рома, сложив ладони рупором, затем стал размахивать руками, чтобы обратить на себя внимание незнакомца. Худощавый силуэт с сазом за спиной поднял руку и помахал ребятам.
– Куда он уходит?.. – испуганно спросила Айса.
Силуэт стал плавно удаляться и в конце концов растворился в воздухе.
– Что же нам делать, – Рома не на шутку разволновался.
Вася увидел, что у парня начинается паника от испуга, – нужно срочно в оргкомитет бежать, там же парень в степи сейчас совсем потеряется!
– Ты серьёзно не видел, что он просто растворился в воздухе?.. – сдвинула брови Айса.
– Успокойся, Ром, всё в порядке, – Вася положил руку на плечо друга, хотя у самого от волнения сердце стучало где-то в горле. Ему так же стало не по себе, но он не мог дать слабину перед Айсой и остальными ребятами, которых он уважал.
– Что это было?! – вскрикнул Рома и его голос сорвался на писк.
– Тихо, не кричи! Ты мужчина или кто? Что распищался на всю округу? – шикнула на него Айса. В этот момент она выглядела как настоящая грозная царица, и Вася мечтательно вздохнул.
– Тш-ш! Вы слышите? – шёпотом произнёс Петро, подняв указательный палец и приложив его к губам.
– Будто чей-то голос говорит с нами из степи… – подтвердила Айса. Она закрыла глаза и прислушалась.
– Да я за вами ничего расслышать не могу! Прекратите меня пугать! – Рома схватился за голову, закрыл лицо руками и бухнулся на землю. Казалось, что у него началась настоящая истерика и он заплакал от страха. Васе стало его жаль, но он видел, что не только Рома – все были ужасно напуганы. Сохранял спокойствие только Саян. Впрочем, он был спокоен в абсолютно любых обстоятельствах.
– Какой-то непонятный язык, но голос кажется знакомым… – говорила Айса, пытаясь сосредоточиться, – Однако я ничего не могу разобрать.
– Саян, ты что-нибудь понимаешь?
Все уставились на якута.
– Эх, вы… Чего же вы так боитесь? – после небольшой паузы ответил Саян. Якут сидел и, неохотно отрываясь от хомуса, смотрел на ребят снизу вверх. – Это же ваша родная земля, так она проявляет себя, она говорит с вами. И со мной. С нами всеми.
– И ты понимаешь, что она говорит?
– Разумеется. Хотя я не всегда понимал её язык раньше, когда был маленьким, и пугался очень.
– В таком случае, что же она сейчас сказала нам?
– Эх вы! До сих пор не научились её понимать, – покачал головой Саян.
Ребята задержали дыхание. Сердца гулко стучали, все смотрели на якута в ожидании ответа. Невозмутимый Саян произнёс:
– Она сказала: «Сыграй мне ещё раз на хомусе, любимый сын моих бескрайних степей…»
Якут поднёс к губам хомус, и по подлунной, словно покрытой белым саваном степи вновь разнёсся его магический звук.

Сыграйте и вы на инструментах своих душ, сыны и дочери бескрайних русских степей!